Нестеров Михаил Васильевич

/Нестеров Михаил Васильевич

Биография М. В. Нестерова известна по его мемуарам. Проживший восемьдесят лет художник для многих поколений воплощал живую связь эпох.

Он учился в МУЖВЗ у В. Г. Перова, А. К. Саврасова и И. М. Прянишникова (1877-81, 1884-86), в Петербургской АХ у П. П. Чистякова (1881-84), входил в ТПХВ (как экспонент — с 1889 г., в качестве члена — с 1896 по 1901 г.) и был одним из членов-учредителей СРХ (1903). Поздний же этап его творчества приходится уже на 1930-е гг.

В пору господства передвижнической эстетики Нестеров ищет себя в бытовом жанре («Жертва приятелей», «Знаток», обе 1884) и историческом («Избрание Михаила Федоровича на царство», «До государя челобитчики», обе 1886). Но к концу XIX столетия художник переходит к религиозной тематике: его привлекает аскетическая строгость монашества, красота православных обрядов, жизнь в согласии с природой.

Картины этого цикла («Пустынник», 1888; «Видение отроку Варфоломею», 1889-90; «Подблаговест», 1895, и др.) окрашены созерцательным любованием; стилистически они обнаруживают влияние стиля модерн — в панорамности композиций, в чуть гобеленном цвете, в замене развернутого действия состоянием. Одновременно Нестеров занимается церковными росписями (запрестольный образ «Рождество Христово» во Владимирском соборе в Киеве, 1893-94; мозаики храма Воскресения Христова (Спаса-на-Крови) в Петербурге, 1894-96; церкви Александра Невского в Абастумане, на Кавказе, 1899-1904; фрески Марфо-Мариинской обители в Москве, 1907-11). И даже портреты его часто связаны с тем же православноцерковным кругом («Философы», «Архиепископ», оба 1917).

С москвичами из СРХ Нестерова роднят лиризм, интерес к пейзажу (активная пейзажная среда присутствует почти во всех его работах), поэтичность мироощущения. Одна из самых поэтических его работ — портрет дочери (1906), воплощающий характерную для начала XX в. грусть по нравственному идеалу и полноте бытия. В традиционном облике русской девушки из среды интеллигенции — прямой наследницы курсисток 1870-х гг. — присутствует ретроспективный оттенок, однако мечта о человеческой цельности выражена здесь реалистически-конкретно.

Эта портретная конкретность сделается опорой творчества Нестерова в поздний его период: после долговременного молчания, связанного со сменой эпох, вкусов и критериев, в 1930-х гг. он целиком сосредоточится на образе человека. В самом выборе моделей виден интерес художника к творческой личности, запечатленной в порыве созидательного вдохновения. Предпочитаемая им динамическая композиция позволяет показать героев в действии: скульптор В. И. Мухина поглощена лепкой (1940), хирург С. С. Юдин делает операцию (1933) или читает лекцию студентам (1935), художники братья П. Д. и А. Д. Корины работают в своей мастерской (1930). Персонажи Нестерова — активные натуры, утверждающие в своей деятельности себя и свое время. Активны и решения портретов: художник акцентирует главное в обстановке, заботится о выразительности поз и жестов: энергия сцепленных рук академика И. П. Павлова (1935) сразу вводит зрителя в интеллектуальную атмосферу модели, а руки хирурга С. С. Юдина в портрете 1935 г. характеризуют его едва ли не глубже, чем неординарное лицо.

К 1928 г. относятся два автопортрета Нестерова. И если «Автопортрет в черном», несмотря на живописную основательность, решением напоминает импрессионистически острый этюд, то «Автопортрет в белой блузе» являет собой законченную концепцию художнического бытия. Портрет иллюстрирует идею — и оттого единственным атрибутом художника оказывается туесок с кистями, и фигура на нейтральном фоне выглядит монументальным символом бескомпромиссного творческого служения.

Нестеров Михаил Васильевич

Продать картину Нестеров Михаил Васильевич или других авторов можно у Нас.